Автореферат

 

 

 

 

  На правах рукописи

УДК: 616.89 - 008.441.13 + 616 – 053.71

 

 

Ветюгов Владислав Владимирович

 

 

 

 

 

 

 

Психологические защиты у девочек-подростков, злоупотребляющих

психоактивными веществами

 

 

 

 

 

19.00.04 – «Медицинская психология»

 

 

 

 

 

 

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации

на соискание ученой степени

кандидата медицинских наук

 

 

 

 

 

 

 

Москва - 2008

Работа выполнена в ГОУ ВПО «Ивановская государственная медицинская

академия Росздрава»

 

Научный руководитель:      

Доктор медицинских наук, доцент Худяков Алексей Валерьевич

 

Официальные оппоненты:    

Доктор медицинских наук, профессор Малыгин Владимир Леонидович

(ГОУ ВПО «Московский государственный медико-стоматологический

университет Росздрава»)

Доктор медицинских наук, профессор Бурно Марк Евгеньевич

(ГОУ ДПО «Российская медицинская академия последипломного образования Росздрава»)

Ведущая организация:  ГОУ ВПО «Казанский государственный медицинский университет Росздрава»

 

                Защита состоится «___ » ноября  2008 г. в  ___ часов на заседании диссертационного совета  Д 208.041.05 при ГОУ ВПО «Московский государственный медико-стоматологический университет Росздрава» (117419 Москва, ул. Донская, д. 43, корп. 5)

Почтовый адрес: 127473, Москва, ул. Делегатская, д. 20/1

                С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного медико-стоматологического университета  (127206, Москва, ул. Вучетича, д. 10а)

                 Автореферат разослан «___»____________________2008 год.

 

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат медицинских наук,

доцент                                                                                         Гаджиева У.Х.            

                     

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

       Актуальность проблемы.

        Последнее десятилетие характеризуется широкой распространенностью злоупотребления психоактивными веществами (ПАВ) среди подростков  (Иванец Н.Н., 2004; Карпец В.В., 2006; Худяков А.В., 2006) и стиранием половых различий в развитии наркологических проблем (Егоров А.Ю., 2002, 2005; Иванец Н.Н. с соавт., 2006; Садыкова Т.И., 1999). Изучение особенностей формирования злоупотребления ПАВ у девочек-подростков имеет большую актуальность в связи с проблемой будущего материнства. Ученые отмечают особую тяжесть социальных и социально-психологических последствий злоупотребления ПАВ женским полом (Жиляев А.Г., 2006; Иванец Н.Н. с соавт., 2006; Кошкина Е.А.  с соавт., 1988; Рожнова Т.М., 1996; Пятницкая И.Н., Найденова Н.Г., 2002 и др.).

         Химическая аддикция рассматривается, как следствие неэффективности собственных адаптационных механизмов (Битенский В.С., 1991; Иванец Н.Н., Анохин И.П., 2004; Макеева А.Г. 1999; Малыгин В.Л. и соавт., 2004; Сирота Н.А. с соавт., 2001; Чирко В.В., Демина М.В. 2002), к которым относят копинг-стратегии и психологическую защиту. Исследование генезиса нарушений адаптации, приводящих к злоупотреблению ПАВ, является одной из актуальных проблем современной наркологии. Данные о роли механизмов защиты в формировании наркологических проблем немногочисленны, разрозненны и порой противоречивы. Упускается характер и результат взаимодействия между защитами. Авторы ограничиваются констатацией факта предпочтения тех или иных защит исследуемыми (Добрянская Д.В., 2001; Лукьянов В.В., 2000; Валеева Н.Ф. с соавт., 2005) или описанием  связей с каким-либо симптомом наркологического заболевания (Добрянская Д.В., 2001; Лукьянов В.В., 2000; Чабанец С.А., 1993).

          Несмотря на увеличившийся в последнее время интерес ученых к подросткам женского пола с отклоняющимся поведением (Валеева Н.Ф. с соавт., 2005; Гарганеев С.В., 2003; Егоров А.Ю., 2002; Печникова Л.С., 2006 и др.), специального полновесного исследования адаптационных механизмов у данного контингента не проводилось.

        Все вышеизложенное определяет выбор темы и актуальность исследования.

       Цель исследования.

        Изучение формирования и функционирования психологических защит у злоупотребляющих психоактивными веществами девочек-подростков и разработка, на основе полученных данных, дифференцированных рекомендаций по профилактике и психотерапии зависимости.

         Задачи исследования:

         1. Выявить  особенности функционирования психологических защит и копинг-стратегий у девочек-подростков, злоупотребляющих ПАВ: с аддиктивным  поведением и зависимостью.

        2. Выявить характерные сочетания психологических защит, при которых происходит нарушение адаптации у злоупотребляющих ПАВ.

         3. Определить динамику психологических защит в зависимости  от влияния семьи, личностных особенностей, вида ПАВ, этапов формирования зависимости и лечения.

         4. Определить связь различных психологических защит с прогредиентностью течения аддиктивного поведения и наркологического заболевания.

         5. С учётом полученных сведений внести предложения по совершенствованию профилактических и психотерапевтических мероприятий в отношении девочек-подростков, злоупотребляющих ПАВ.

        Научная новизна исследования

         Впервые проведено обследование подростков женского пола в возрасте от 12 до 18 лет, направленное на углубленное изучение  механизмов психологической защиты (МПЗ) при аддиктивном поведении (АП), связанном с употреблением ПАВ, и химических зависимостях (ХЗ). Практически все сведения, приводимые в литературе по изучаемому вопросу, основаны на исследовании подростков мужского пола. В отличие от теоретической оценки предрасположенности к аддикции по предпочтению той или иной психологической защиты, что свойственно ранее проводившимся исследованиям, наша работа обеспечила возможность конкретного изучения особенностей использования и генезиса базовых защит у зависимых от ПАВ девочек-подростков. Дано научное обоснование механизмов участия психологических защит в формировании аддиктивного поведения и зависимостей от ПАВ. Выявлена возрастная динамика формирования психологических защит, способствующих развитию аддиктивного заболевания.

         Практическая значимость исследования

         Исследование позволило изучить динамику защит на различных этапах формирования зависимости, что способствует более объективному анализу личностных факторов, предрасполагающих к аддиктивному поведению, и имеет большое прогностическое значение. Предложены конкретные рекомендации по оказанию психотерапевтической помощи девочкам-подросткам, страдающим зависимостями от психоактивных веществ. Разработана авторская методика психотерапии, позволяющая оптимизировать использование собственных психологических защит девочек–подростков. При использовании данной программы осуществляется коррекция базовых личностных образований подростков (самооценки, эмоциональной сферы осознания своего поведения и основания новых форм и способов взаимодействия с миром), что определяет возможность более широкого ее использования для психокоррекционной работы с разными проблемами у подростков.

          Основные положения, выносимые на защиту

         1. Норма и патология функционирования психологических защит девочки-подростка зависят от особенностей влияния микросоциального окружения на ее развитие.

         2. Существуют определенные различия в особенностях функционирования защит при условно нормативном отношении к ПАВ, аддиктивном поведении и химических зависимостях. Особенности функционирования некоторых защит способствуют ускоренному формированию аддиктивного поведения и зависимости от ПАВ, а также играют определенную значимую роль в формировании вида наркологического заболевания и особенностей его протекания.

         3. Нарушение адаптации обусловлено не только определенной ведущей защитой, но и сочетанием нескольких защит, образующих устойчивые защитно-адаптивные комплексы, соответствующие определенным особенностям поведения (нормативное, аддиктивное, химическая зависимость).

        4. Психологические защиты являются личностной составляющей копинг-ресурсов и вместе с копинг-стратегиями образуют единую адаптационную систему индивида.

        5. Фрустрация потребностей девочки приводит к неадекватной самооценке и, соответственно, ненормативному использованию психологических защит, способствуя при этом проявлению отклоняющегося от нормы поведения.

         6.  Психотерапевтическое воздействие, корректирующее самооценку личности, изменяет патологическое функционирование психологических защит, что в свою очередь позитивно отражается на адаптационном потенциале девочки-подростка и создает возможность для последующих позитивных изменений.

       Личный вклад автора

        Автором лично было проведено обследование 201 человека женского пола в возрасте от 12 до 18 лет. Проанализированы данные экспериментально-психологического исследования, анкеты и карты обследования. В ходе сбора материала Ветюговым В.В. были освоены методики проведения сбора анамнеза и сеансов психотерапии у подростков женского пола в условиях стационарного отделения и амбулаторного приема. Лично разработана авторская методика психотерапии. Описаны психическое состояние и особенности поведения девочек, злоупотребляющих различными ПАВ.

   Апробация работы.

         Результаты исследования представлены в докладах и сообщениях на совместном заседании кафедр психиатрии, наркологии и психологии и восстановительной медицины, психиатрии, психотерапии, наркологии и наркологии детского возраста ФД ППО ГОУ ВПО ИвГМА Росздрава и кафедр психологического консультирования, психокоррекции и психотерапии, психиатрии, наркологии и психотерапии ФПДО ГОУ ВПО «МГМСУ»  Росздрава.

        Публикации.

        По теме диссертации опубликовано 9 работ, в том числе 3 публикации в журналах, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ.

        Внедрение результатов работы

         Результаты исследования внедрены в практику в Нижегородской областной наркологической больнице, используются при обучении слушателей кафедры восстановительной медицины, психиатрии, психотерапии, наркологии и наркологии детского возраста ГОУ ВПО ИвГМА Росздрава, кафедры психиатрии и медицинской психологии ГОУ ВПО НГМА Росздрава.

          Объем и структура работы.

         Состоит из введения, четырех глав, заключения, выводов, практических рекомендаций, списка литературы, включающего работы 202 отечественных и 53 зарубежных авторов, и приложения. Объем текста диссертации составляет 205 машинописных страниц; содержит 12 таблиц и 7 диаграмм.

         Материал и методы исследования

         Предметом исследования являлись особенности функционирования механизмов психологической защиты и условия формирования дезадаптивного стиля защиты у девочек-подростков  с аддиктивным поведением и химической зависимостью.

         Объектом для исследования  послужили 201 человек женского пола в возрасте от 12 до 18 лет, жителей Н.Новгорода и Нижегородской области. Группа аддиктивного поведения (АП) (n=67, возраст 15,25±1,32 лет) и контрольная группа (n=84, возраст 15,38±1,47 лет) были сформированы согласно критериям аддиктивного поведения А.В. Худякова (2003), из числа анонимно обследованных учащихся школ № 7, № 22 и ПТУ № 20 г. Дзержинска и школ № 21, № 171, № 21 г. Н.Новгорода. Контрольную группу составили трезвенники и лица, употреблявшие алкоголь эпизодически в не опьяняющих дозах, а также пробовавшие другие ПАВ 1-2 раза и прекратившие употребление к моменту обследования более 1 месяца назад. Разделение исследуемых на группы проводилось без учета курильщиков табака.

         Группу химической зависимости составили девочки и девушки с признаками психической или физической зависимости от алкоголя, летучих органических веществ или опиоидов, согласно критериям МКБ-10 (n=50, средний возраст 15,9±1,30 лет). 26 из них обследованы при прохождении лечения в женском отделении ГУЗ НО «Наркологическая больница», 24 - находились под наблюдением наркологической службы Нижегородской области и были обследованы амбулаторно по месту жительства. У большинства исследуемых группы в анамнезе имелись эпизоды употребления других ПАВ на уровне аддикции или зависимости. 

          Для исследования данного контингента использовались анкеты анонимного обследования, карты обследования и следующие психологические тесты: опросник Плутчика-Келлермана-Конте (Life Style Index, LSI) для диагностики механизмов психологической защиты; методика определения индивидуальных копинг-стратегий Э.Хайма; методика определения копинг-стратегий младшего школьного возраста Р.М. Грановской и И.М. Никольской; характерологический опросник К. Леонгарда; опросник склонности к отклоняющемуся поведению (СОП) А.Н. Орел.

          Статистическая обработка результатов  проведена с использованием программы SPSS 12v. Для проверки достоверности различий использовались  T-критерий Стьюдента для шкал с нормальным распределением признаков и U-критерий Вилкоксона-Манна-Уитни, H-критерий Краскала-Уоллеса и критерий  Хи-квадрат для шкал, имеющих распределение отличное от нормального. С целью исследования взаимосвязи между исследуемыми признаками проводился корреляционный (Спирмен) и факторный анализ. Достоверность отличий приводится в сравнении с контрольной группой. Статистически значимыми считались результаты не ниже уровня р<0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

         Проведенное исследование указывает на широкую распространенность и раннее приобщение к ПАВ в женской подростковой популяции. 84,1% анонимно обследованных девочек и девушек были знакомы со вкусом алкоголя, а около половины (44,4%) вошли в группу риска по употреблению ПАВ. Среди исследуемых группы ХЗ 28 девочек страдали синдром зависимости от алкоголя; 7 – синдром зависимости от летучих органических веществ (ЛОВ); 12 - синдрома зависимости от опиоидов; 3 – синдромом зависимости от нескольких ПАВ. Наибольшая частота первых проб алкоголя в группе ХЗ концентрировалась в 12-летнем возрасте (40%), когда ¾ группы уже знакомы со вкусом табака. Наибольшая частота проб ЛОВ наблюдалась в 13 летнем возрасте, опиоидов в 14-15 летнем, т.е. приобщение к ПАВ происходит в определенной последовательности - от социально приемлемых веществ к запрещенным законом. Исследование возрастной динамики приобщения к ПАВ в группах позволяет утверждать, что 15-16-летний возраст является переломным в становлении и развитии химической аддикции. У анонимно обследованных соотношение между условно «трезвенниками» и знакомыми со вкусом алкоголя к 15 годам стабилизировалось и далее оставалось неизменным. В группе ХЗ к 15-16 годам прирост первых проб и систематического употребления ПАВ практически завершался. Практически все исследуемые были из неблагополучных семей, которые характеризовались или пьянством родителей или отсутствием одного или обоих родителей: около половины (44%) проживали в детских домах, 54% отцов и  70% матерей страдали алкоголизмом.

         Ведущими защитами девочек с нормативным отношением к ПАВ являлись – «проекция», «отрицание», «интеллектуализация»; девочек с АП – «проекция», «интеллектуализация», «компенсация»; девочек с ХЗ – «проекция», «реактивное образование», «регрессия». Для детей с АП свойственна более высокая, по сравнению с контрольной, напряженность «замещения» (p<0,001), «регрессии» (p<0,001), «компенсации» (p<0,05); для детей с ХЗ – «замещения» (p<0,001), «регрессии» (p<0,001), «вытеснения» (p<0,001), «проекции» (p<0,05) (рис. 1). Лидирующее положение «проекции» в системе защит девочек всех групп является возрастной нормой и отражает наиболее актуальные в период взросления адаптационную проблему идентичности и потребность в признании и самоопределении.

 Группы АП и ХЗ резко различались между собой по использованию таких механизмов как «компенсация» и «вытеснение». Если группа ХЗ имела более высокие значения  «вытеснения» (р<0,001), то группа АП – «компенсации» (р<0,05).

Рисунок 1.

Сравнение показателей напряженности психологических защит контрольной группы, группы АП и группы ХЗ.

 

 

 1-компенсация, 2-реактивное образование, 3-замещение, 4-вытеснение,5-интеллектуализация, 6-регрессия, 7-отрицание, 8-проекция.

Данные различия позволяют утверждать, что в группе АП адаптивная реакция идет по пути полной идентификации с группой, обладающей необходимыми девочке-подростку атрибутами. Ненормативность поведения значимой группы повышает не только ее авторитет среди сверстников, но и самооценку. Употребление ПАВ, таким образом, обусловлено групповыми нормами и со сменой объекта идентификации меняется и отношение к ПАВ.

        В группе ХЗ, благодаря высокой напряженности «вытеснения» (р<0,001) и ведущей роли в защитном поведении «реактивного образования» и «регрессии», общность с группой складывается за счет гротескной имитации ее норм и правил, которая обусловлена стремлением быть, как можно более похожей на значимое окружение ради получения наибольшей эмоциональной поддержки. Референтной будет та группа, которая обеспечивает наиболее интенсивный на данный момент приток безусловной эмоциональной поддержки.

         В контрольной группе с 15-16 лет формируется устойчивая и эффективная адаптационная система и к 17-18 годам напряженность практически всех МПЗ снижается.     

       В группе АП в старшем подростковом периоде вырастает напряженность «компенсации» (р<0,05), значения «замещения» (р<0,001) и «регрессии» (р<0,001) достигают своего пика. Интенсивное  функционирование данных защит в группе АП в 15-16 летнем возрасте играет большую роль в формировании амбивалентного оппозиционно-агрессивного и регрессивного поведения, которое способствует динамической перестройке личности. Сформировавшиеся новые адаптационные структуры в одном случае позволяют девочке не прибегать к химическим корректорам своего поведения и эмоционального фона, в другом – делают полностью зависимым от экзогенных стимулов. У девочек, проявляющих АП в 17-18 лет, достоверными остаются только различия по регрессии (р<0,01).

         В группе ХЗ с возрастом происходит накопление различий с контрольной группой по показателям большинства МПЗ. Рост напряженности «замещения» (р<0,001) к 17-18 годам может свидетельствовать о формировании аффективно-агрессивного синдрома. Сочетание постоянно высокой напряженности «вытеснения» (от р<0,05 до р<0,01) с  ростом «замещения» - об аутоагрессивных тенденций, а с ростом интенсивности «реактивного образования» (р<0,05) и «проекции» (р<0,001) - о склонности к отчуждению реальных и формированию иллюзорных представлений о себе и окружающем мире.

         В подсознательной защитной системе девочек-подростков выявлено три защитно-адаптивных комплекса: «социализирующий», возрастной «агрессивный» и «вытесняющий» (таблица 1). Групповые варианты комплексов имеют определенные различия, что сказывается на характере приспособительной реакции.

        Анализ соотношений защит, согласно факторным нагрузкам (таблица 1), позволяет утверждать, что «социализирующий» комплекс контрольной группы направлен на активное приспособление к требованиям социума и трансформацию внутренних установок. В группе АП «социализирующий» комплекс, достаточно успешно сохраняя исходный уровень самооценки, позволяет подростку не ощущать себя отверженным социальным окружением. Однако этот вариант останавливает дальнейшее развитие девочки. В группе ХЗ адаптивность комплекса полностью зависит от внешних обстоятельств и окружения, формирует зависимые объектные отношения с миром и  может детерминировать, как просоциальное поведение, так и отклоняющееся.

         Таблица 1

Матрица факторизации показателей психологических защит  у контрольной группы, группы АП и группы ХЗ.

Механизмы психологической защиты

Номер фактора

1

2

3

контр

АП

ХЗ

контр

АП

ХЗ

контр

АП

ХЗ

Компенсация

,707

 

,627

,427

,654

,480

 

 

 

Реакт.образ

,491

,573

,617

 

 

 

,598

 

 

Замещение

 

 

,421

,853

,820

,539

 

 

 

Вытеснение

 

 

 

 

 

 

,801

,899

,980

Интеллектуал.

,772

,819

,845

 

 

 

 

 

 

Регрессия

 

 

 

,856

,548

,867

 

,658

 

Отрицание

,801

,770

,770

 

 

 

 

 

 

Проекция

 

,457

 

,594

,404

,772

,519

,581

 

1 фактор – «социализирующий»; 2 фактор – возрастной «агрессивный»; 3 фактор – «вытесняющий».

         Возрастной «агрессивный» комплекс в контрольной группе и группе АП, детерминирован «замещением» и связан с процессами группирования и самоутверждения.  В контрольной группе проявляемая агрессивность определяется состоянием аффекта в условиях регрессивного поведения. В группе АП агрессивные реакции носят компенсационный, самоутверждающий характер. В группе ХЗ этот комплекс стимулирует аутоагрессивные тенденции, поскольку детерминирован «регрессией», а не «замещением», что резко ограничивает круг избираемых для агрессии, в целях самоутверждения, объектов.

         «Вытесняющий» защитный комплекс в контрольной группе связан с адекватной сменой установки и имеет социально-ориентированную направленность. В группе АП характеризуется регрессивным эмоциональным отреагированием и сбросом ответственности за происходящее на окружающих. В группе ХЗ данный комплекс представлен только «вытеснением». Угрожающая «Я» информация, без каких-либо изменений, вытесняется в подсознательное, аффективно заряжая его.

          Наиболее дезадаптогенный характер имеет структура подсознательной защитной системы группы ХЗ - каждое вытеснение стимулирует «реактивное образование» к созданию сверхценных иллюзорных представлений о себе, повышает тенденцию возрастного комплекса к аутоагрессии, а «социализирующего» - к углублению зависимых объектных отношений. В конечном итоге наиболее предсказуемым и управляемым объектом привязанности становится ПАВ, а наиболее приемлемым объектом для агрессии - сам подросток.

         По сравнению с контрольной группой, девочки группы АП более часто использовали такие стратегии как «Пассивная кооперация» (р< 0,05), «Покорность» (р< 0,05) и «Компенсация» (р< 0,01). Девочки группы ХЗ реже пользовались стратегиями «Проблемный анализ» (р< 0,05) и «Оптимизм» (р< 0,05) и чаще -  стратегиями «Агрессивность» (р< 0,05) и «Компенсация» (р< 0,05). Можно утверждать, что на сознательном уровне группе АП в большей степени свойственно пассивное приспособительное поведение, а группе ХЗ - деструктивное эмоциональное реагирование в стрессовых ситуациях.

        Изучение корреляционных связей МПЗ с копинг-стратегиями позволяют утверждать, что защитные механизмы и стратегии представляют собой сложную единую адаптационную систему. Сохраняя в стрессовой ситуации определенный эмоциональный фон, МПЗ способствуют выбору соответствующих этому фону тех или иных сознательных адаптивных действий. Так, например, «интеллектуализация» исключает какие-либо активные агрессивные действия и предполагает развития чувства субъективного контроля над любой ситуацией. Данный механизм в группе АП снижает частоту выбора такой стратегии, как «Агрессивность» (-р<0,01). В контрольной группе подготавливает почву для «Сохранение самообладания» (р<0,01) на сознательном уровне и уменьшает вероятность выбора стратегии «Растерянность» (- р<0,05), подразумевающей отказ от контроля. В группы ХЗ самооправдывающее преувеличение роли обстоятельств облегчает обращение за помощью и сознательный перенос ответственности за происходящее на других людей («Пассивная кооперация»; р<0,05). Дискредитация цели  делает бессмысленным использование стратегии «Отступление» (- р<0,01), т.к. цель перестает быть угрожающей или желанной.

           Анализ копинг-стратегий младшего школьного возраста показал, что ключевым моментом в патологическом развитии адаптационных ресурсов у детей групп АП и ХЗ являлась фрустрация потребностей первого года жизни, что проявлялось низкой эффективностью для детей этих групп копинг-стратегий, отражающих биологические потребности.  В группе АП в разряд наименее эффективных попала стратегия «Ем или пью» (р<0,05), в группе ХЗ - «Обнимаю или прижимаю к себе кого-то близкого, любимую вещь или глажу животное» (р< 0,05) и «Сплю» (р< 0,01). Фиксации позитивных самоощущений при их реализации не происходило и, в последующем, они не могли купировать тревожные состояния.

         Для злоупотребляющих ПАВ групп характерен более узкий диапазон эффективных копинг-стратегий. На вопрос о том, какие способы совладания со стрессом, среди используемых, действительно помогали снять напряжение и беспокойство, больше всего положительных ответов (более 60%) получили  в контрольной группе 13 стратегий, в группе АП – 6, а в группе ХЗ – только 3.

         Девочки групп АП и ХЗ отличались более частым использованием стратегий связанных с проявлением гнева и агрессии («Кусаю ногти или ломаю суставы пальцев», «Бью, ломаю или швыряю вещи», «Борюсь или дерусь с кем-нибудь», «Дразню кого-нибудь» и «Делаю что-то подобное» - от р<0,05 до р<0,001), в основе которых лежит механизм «замещение», что может указывать на фрустрацию у девочек данных групп потребности в свободе и автономии. Несмотря на большую популярность эффективность агрессивных стратегий несущих признаки соперничества («Борюсь или дерусь с кем-нибудь», «Дразню кого-нибудь», «Делаю что-то подобное») для групп АП и ХЗ была небольшой, в то время как контрольная группа характеризовалась обратным соотношением. Данная ситуация свидетельствует о неспособности девочек групп АП и ХЗ к проявлению конструктивной агрессии. Для группы ХЗ были характерны высокая частота использования (р<0,001) и высокая эффективность  (р<0,05) стратегия с направлением агрессии на себя («Кусаю ногти или ломаю суставы пальцев»). Использование данной стратегий с позитивным результатом для себя говорит о фиксации на стрессовом значении ситуации и аутоагрессивных тенденциях.

          На момент обследования группы АП и ХЗ отличались от контрольной более высокими показателями только по возбудимым чертам характера (р<0,001). С данными чертами в контрольной группе были связаны такие механизмы защиты как «замещение» (р<0,001) и «регрессия» (р<0,001); в группе АП - «замещение» (р<0,01), «регрессия» (р<0,001) и «проекция» (р<0,001) ; в группе  ХЗ – «замещение» (р<0,01) и «реактивное образование» (р<0,01). Дети групп АП и ХЗ характеризовались интенсивным использованием в онтогенезе социально неодобряемых копинг-стратегий, в основе которых лежит «замещение». Очевидно, интенсивное и продолжительное использование указанной МПЗ в онтогенезе способствует формированию возбудимой акцентуации характера. «Замещение» и «регрессия» оказались наиболее дезадаптивными и патогенными механизмами защиты. В группе АП «замещение» (р<0,01) и «регрессия» (р<0,001) имели положительные связи со склонностью к аддикции, а в группе ХЗ со склонностью к делинквентности (р<0,01), а в контрольной группе данные защиты были отрицательно связаны со склонностью к социально желательным ответам (р<0,001).

          Выраженность некоторых МПЗ может, как стимулировать развитие заболевания, так и являться результатом самого заболевания. Этап АП в основном связан с ростом интенсивности «отрицания». Данный механизм в группе АП был позитивно связан с  частотой употребления алкоголя (р<0,05), в группе ХЗ - позитивно с продолжительностью АП при употреблении алкоголя (р<0,05) и с возрастом к началу средней стадии зависимости от наркотиков (р<0,05), отрицательно с возрастом к начала АП при употреблении ЛОВ (р<0,05).  Кроме выполнения анозогнозической функции, «отрицание» может провоцировать приобщение к ПАВ, употребление которых, в этом случае, выступает в роли привлечения к себе внимания со стороны сверстников с целью принятия и самопринятия.

         Чем выше напряженность «вытеснения» (р<0,05) и «регрессии» (р<0,05), тем чаще употребляла алкоголь девочка группы АП. Учитывая то, что дети группы ХЗ уже в раннем подростковом периоде отличались от контрольной группы более высоким значениями «вытеснения» (р<0,01) и «регрессии» (р<0,05), можно утверждать, что сочетанное интенсивное функционирование этих защит имеет определенное значение в формировании злокачественного течения АП и переходе его в зависимое от ПАВ поведение.

        «Компенсация» в группе ХЗ имела позитивную связь с продолжительность АП при употреблении алкоголя (р<0,05). Очевидно, данный механизм отодвигает сроки наступления зависимости. Однако, позитивная связь с возрастом к началу формирования психической зависимости от алкоголя (р<0,05) может свидетельствовать о том, что при фиксации на иллюзорно-компенсаторном способе удовлетворения потребностей «компенсация» способствует переходу АП в старших возрастах в алкогольную зависимость или смене употребления алкоголя на ПАВ с более широким спектром иллюзорно-компенсаторного удовлетворения потребностей – опиоды. Данный механизм имел выраженную связь с опиоидной зависимости.

          Кроме «компенсации», для формирования опиоидной зависимости имели также определенное значение «замещение» и «регрессия». «Компенсация», «замещение» и «регрессия» положительно связаныс выраженностью употребления опиодов (р<0,01) и с частотой употребления опиоидов на этапе АП (р<0,05). Девочки с зависимостью от опоидов отличались более высокими, по сравнению с зависимыми от алкоголя и ЛОВ, значениями «регрессии» (р<0,01), «замещения» (р=0,055) и «компенсации» (р=0,059). В группе АП «компенсация», «замещение» и «регрессия»участвуют в формировании амбивалентного оппозиционно-агрессивного и регрессивного поведения. Таким образом, зависимость от опиоидов имеет не только регрессивно-компенсаторную (Добрянская Д.В., 2001), но и оппозиционно-аутоагрессивную природу, а проявляемое девочками группы АП амбивалентное поведение является фактором риска приобщения к наркотикам. 

         Для употребляющих ЛОВ специфическое значение имеет «вытеснение», которое имело позитивные связи с частотой употребления ЛОВ на этапе АП (р<0,01). Зависимые от алкоголядевочки отличались более высокими значениями «интеллектуализации» (р<0,05) по сравнению с зависимыми от ЛОВ. При употреблении ЛОВ в динамике становления зависимого поведения средней стадии идет интенсификация «интеллектуализации», а при употреблении алкоголя – «вытеснения». Связь указанных защит с симптомами определенных наркологических заболеваний может свидетельствовать о том, что у зависимых от опиоидов девочек интересы личности сконцентрированы на реализации потребности в безопасности и аффилиации, у зависимых от ЛОВ – в свободе и автономии, а у зависимых от алкоголя – в значимости и успехе.

    Увеличивая вероятность обращения за помощью, ни один из изучаемых механизмов защиты не способствует лечению заболевания. Возраст первого обращения за помощью (р<0,01) и длительность заболевания на момент первого обращения (р<0,05) имели позитивную связь с «регрессией». Чем выше показатели «регрессии» (р<0,05) и «проекции» (р=0,01), тем большее количество госпитализаций имела девочка в анамнезе. «Замещение» имело позитивную корреляцию с госпитализацией по требованию ближайших родственников (р<0,01) и госпитализацией с целью успокоить значимых взрослых (р<0,05). Интенсивное функционирование «реактивного образования» обуславливает склонность подростка к токсическим  формам опьянения. Чем выше интенсивность «интеллектуализации», тем реже подросток сам выступает в роли инициатора лечения (р<0,05). Позитивное значение для лечения имеет лишь снижение напряженности механизмов защиты. Госпитализация с целью лечения зависимости имела отрицательную связь с «вытеснением» (р<0,01), а отсутствие знания о цели госпитализации положительную с «проекцией» (р<0,05).

          Вытеснению в сенситивные периоды онтогенеза подвергались не только социально неприемлемые, с точки зрения родителей, черты характера и паттерны поведения ребенка, но и необходимые для развития индивида способности. В результате в стрессовых ситуациях подросток не может полагаться на свои внутренние ресурсы, т. к. они для него недоступны. Практически каждый адаптационный акт для подростка группы ХЗ является неуспешным и  снижающим самооценку, что заставляет его использовать МПЗ с еще большей интенсивностью, создавая при этом порочный круг.

        Активное функционирование «вытеснения» и «реактивного образования» диссоциирует личность девочки-подростка на две враждующие субличности. Каждая из субличностей периодически одерживает верх над другой, обращая весь гнев и агрессию, подконтрольные механизму защиты «замещение», на поверженную в данный момент субличность. Данная ситуация способствует проявлению у девочек таких качеств, как выраженная амбивалентность, агрессивность, импульсивность и непредсказуемость. В таких условиях стандартное воздействие на девочку-подростка, в виде прямой критики, может привести к неблагоприятным и непредсказуемым последствиям. В работе с зависимыми девочками-подростками следует учитывать, что в силу особенностей функционирования их защитной системы девочки просто не могут вести себя иначе, и воспринимать их поведение как нечто само собой разумеющееся, что  способствует налаживанию продуктивного контакта с ними. Ригидность защитной системы зависимого от ПАВ подростка и ее неадекватные воздействию ответы требуют разработки специальных методик, позволяющих избегать конфронтации с ней.

          Разработанная нами авторская методика «Встреча на Эльбе» учитывает выраженную амбивалентность девочек.  «Присоединение» к защитам и использование их функциональных особенностей в психотерапевтических целях позволяет быстро и эффективно создать «комплаенс» с девочкой. Восстановление адекватной самооценки ведет к изменению структуры МПЗ подростка и снижению напряженности его защит, что в свою очередь делает его более открытым для последующей психотерапевтической и педагогической работы и способствует выбору более продуктивных сознательных адаптивных реакций.

Выводы

1. Постоянным и общим признаком для злоупотребляющих ПАВ девочек-подростков является интенсивное функционирование «регрессии». Особенности защитного поведения подростков с аддиктивным поведением определяются динамикой напряженности МПЗ «компенсация» и «замещение», пик выраженности которых, у данного контингента наблюдается в 15-16 лет. Группа подростков с наличием сформированной химической зависимости отличается ростом напряженности практически всех изучаемых МПЗ. Наиболее характерным признаком этой группы является постоянно высокая напряженность такого механизма защиты, как «вытеснение» и рост выраженности в защитном поведении к 17-18 годам «проекции» и «реактивного образования». Девочкам-подросткам с аддиктивным поведением свойственно пассивное приспособительное поведение с предпочтением таких копинг-стратегий, как «Пассивная кооперация» и «Покорность», а девочкам с химической зависимостью - эмоционально-деструктивное поведение с предпочтением стратегии «Агрессивность».

 2. Интенсивное функционирование «проекции» и «замещения» способствует росту враждебности и агрессивности; «вытеснения» и «замещения» - аутоагрессивности; «вытеснения», «реактивного образования» и «проекции» - склонности к отчуждению реальных и формированию иллюзорных представлений о себе и окружающем мире. Психологические защиты девочек-подростков группируются в защитно-адаптивные комплексы, групповые варианты которых имеют определенные различия, что сказывается на характере адаптационного ответа. Наиболее дезадаптивное действие оказывают механизмы, входящие в варианты защитных комплексов подростков с наличием сформированной химической зависимости: «интеллектуализация», «отрицание», «компенсация», «реактивное образование» и «замещение», составляющие «социализирующий» комплекс; «регрессия», «проекция», «замещение» и «компенсация», входящие в «агрессивный» комплекс; «вытеснение», представляющее «вытесняющий» комплекс. «Вытесняющий» комплекс данной группы девочек повышает тенденцию «агрессивного» комплекса к аутоагрессии, а «социализирующего» - к углублению зависимых объектных отношений.

3. Ключевым моментом в патологическом развитии адаптационных ресурсов является фрустрация физиологических потребностей и потребности в безопасности и аффилиации. Детям злоупотребляющих групп в онтогенезе были свойственны узкий диапазон эффективных приспособительных реакций, фиксация на стрессовом значении ситуации и неконструктивное проявление агрессии, что способствовало интенсивному использованию ребенком такого механизма защиты, как «замещение». Выраженность в онтогенезе «замещения» формирует изменения в поведении на уровне возбудимой акцентуации характера.

4. Выявлены характерные отличия функционирования МПЗ на различных этапах формирования зависимости от ПАВ.  На этапе аддиктивного поведения отмечается рост интенсивности «отрицания». Зависимость от опиоидов  связана с ростом напряженности «компенсации», «замещения» и «регрессии», зависимость от акоголя и ЛОВ – «вытеснения» и «интеллектуализации». Восстановление адекватной самооценки снижает напряженность защит.

5. Выраженность в защитном поведении «вытеснения» и «регрессии»  спосоствет прогредиентному течению аддиктивного поведения, «компенсации» - переходу аддиктивного поведения в алкогольную зависимость или приобщению к опиодам.

6. Ригидность защитной системы злоупотребляющих ПАВ девочек и ее неадекватные ответы на воздействие требуют разработки специальных методик, позволяющих избегать конфронтации с ней. Использование с помощью разработанной интегративной психотерапевтической методики «Встреча на Эльбе» функциональных особенностей собственных психологических защит девочки открывает доступ к ее личностным ресурсам, позволяя успешно повышать самооценку, что делает девочку-подростка более открытой для последующей психокоррекционной и педагогической работы.

Практические рекомендации

       При планировании профилактических и психотерапевтических мероприятий в отношении злоупотребляющих ПАВ девочек-подростков следует учитывать следующее:

1. Стандартное воздействие на девочку-подростка с зависимостью от ПАВ в виде прямой критики неэффективно и может привести к неблагоприятным и непредсказуемым последствиям.

2. В психотерапевтической работе следует учитывать, что в силу особенностей функционирования подсознательной защитной системы девочки просто не могут вести себя иначе, и воспринимать их поведение как нечто само собой разумеющееся, что  способствует налаживанию продуктивного контакта с ними.

3. При коррекции самооценки необходимо учитывать, что у зависимых от опиоидов девочек интересы личности сконцентрированы на реализации потребности в безопасности и аффилиации, у зависимых от ЛОВ – свободе и автономии, а у зависимых от алкоголя – в значимости и успехе.

4. В целях профилактики аддиктивного поведения необходимо с раннего возраста поощрять самостоятельное социально приемлемое поведение, позволяющее ребенку ощущать свою автономность и значимость. У девочек с аддиктивным поведением в плане развития химической зависимости большой профилактический потенциал имеют увлечения, дающие ей возможность выделиться среди сверстников и быть не похожей на значимых взрослых  (различные социально приемлемые неформальные объединения, экстремальные виды спорта, нестандартные хобби и т.п.).

Список работ, опубликованных по теме диссертации

         1. Ветюгов В.В.  Некоторые особенности  психологических защит у девочек-подростков с аддиктивным поведением //Новые методы лечения и реабилитации в наркологии: Сборник материалов международной конференции. -  Казань. – 2004. –  420 с. – С. 63 – 67

          2. Ветюгов В.В.  Характеристика употребления психоактивных веществ девочками-подростками //«Дети улиц». Проблемы. Поиски. Решения. Научно-методическое пособие. – Москва. – 2005. –  91 с.

          3. Ветюгов В.В.  Копинг-стратегии подростков и их изменения при развитии аддиктивного поведения //Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Актуальные проблемы клинической, социальной и военной психиатрии». - СПб. - 2005. -  с. 133 – 134.

          4. Ветюгов В.В.  Взаимодействие механизмов психологической защиты у девочек-подростков с аддиктивным поведением // «Дискуссионные вопросы наркологии: профилактика, лечение и реабилитация» Материалы Российской научно-практической конференции. – Иваново. – 2005. – 150 с. – С. 44 – 50.

          5. Ветюгов В.В.  Механизмы психологической защиты  у девочек подростков с аддиктивным поведением, связанным со злоупотреблением психоактивных веществ: возрастная динамика и адаптационные проблемы// Научно-практический журнал «Психическое здоровье». - № 5 (5). -  2006. – С. 45- 49.

          6. Ветюгов В.В., Хмелев Е.А.  Исследование роли фрустрации базисных потребностей в развитии аддиктивного поведения у девочек-подростков. //Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского: Серия Социальные науки. -  Н.Новгород: Изд-во ННГУ. - Выпуск 1 (5). - 2006. – 599 с. – С. 97-106; (Бюллетень №4, 2005.)

          7. Ветюгов В.В.  Психологические защиты девочек-подростков в норме и при аддиктивном развитии // Научно-практический журнал «Наркология». – №11. - 2007. – С. 54-59

          8. Ветюгов В.В.  Адаптационные механизмы в структуре личности наркологических больных // Ивановская региональная психиатрия, современные вопросы оказания психиатрической помощи: сборник научных трудов / Под общ. ред. А.М.Футермана. – Иваново: Талка. - 2008. – 320 с. – С. 111-115.

          9. Ветюгов В.В.  Динамика психологических защит в процессе становления наркологического заболевания у девочек-подростков, злоупотребляющих психоактивными веществами // «Лечение и профилактика болезней зависимости» Материалы Российской конференции. – Иваново. – 2008. – 170 с. – С. 19-26.

 

 

 

 

© 2013  Владислав Ветюгов. Психотерапевт.