Аффективные расстройства и механизмы психологической защиты у девочек-подростков злоупотребляющих психоактивными веществами

Изучение особенностей формирования у девочек-подростков злоупотребления психоактивными веществами (ПАВ) имеет большую актуальность в связи с проблемой их будущего материнства. Дети больных алкоголизмом родителей составляют группу высокого риска развития, не только алкоголизма, но и различных психических заболеваний, психологических и поведенческих проблем (Малыгин В.Л. и соавт., 2004). Особое внимание ученые обращают на наблюдаемую в таких семьях интенсивную психологическую травматизацию, негативно отражающуюся на широких эмоционально-личностных структурах девочек (Дозорцева Е.Г. с соавт., 2004), что будущем будет дезинтегрировать их взаимодействие со своим ребенком. По мнению большинства исследователей, депривация со стороны матери играет решающую роль в развитии девиантного поведения детей. (Пятницкая И.Н., Найденова Н.Г., 2002 и мн. др.). Таким образом, употребление ПАВ матерями порождает порочный круг воспроизводства психопатологических отклонений и употребления ПАВ в последующих поколениях.

Предметом данного исследования являлись особенности функционирования механизмов психологической защиты (МПЗ) и условия формирования дезадаптивного стиля защиты у девочек-подростков с аддиктивным поведением (АП) и химической зависимостью (ХЗ). Объектом для исследования послужили 201 человек женского пола в возрасте от 12 до 18 лет, жителей Н.Новгорода и Нижегородской области. Согласно «Структурной теории защит Эго» Р.Плутчика (1979), МПЗ являются производными эмоций, и недоразвитие одной из базисных эмоций, по мнению Каменской В.Г. (2005), может положить начало патологии поведения, большая роль в которой принадлежит механизмам защиты. Анализ литературы показывает, что выраженность каждой из МПЗ способствует проявлению тех или иных психопатологических симптомов и симптомокомплексов и, наиболее дезадаптивными и связанными с аффективной патологией являются такие механизмы как, «замещение» и «регрессия».

В ходе исследования было обнаружено, что общим признаком для девочек с АП и ХЗ являются интенсивное функционирование «регрессии» (p0,001) и «замещения» (p0,001) и возбудимые черты личности (р<0,001). Лицам с данными показателями характерны импульсивность, непредсказуемость, неуправляемость, раздражительность, агрессивность, неадекватность эмоциональных реакций, смена настроения без каких либо видимых внешних мотивов, отсутствие самоконтроля, некритичность к своему поведению и нетерпимость критики. Наиболее ярко аффективные нарушения проявлялись у девочек с ХЗ, что оказалось серьезным препятствием в налаживании необходимого для продуктивного психотерапевтического лечения долгосрочного контакта. Кроме отмеченных МПЗ характерным признаком этой группы являлась высокая напряженность такого механизма защиты, как «вытеснение» (p0,001) и рост выраженности в защитном поведении к 17-18 годам «проекции» и «реактивного образования».

Анализ образования, динамики и взаимодействия психологических защит у девочек с ХЗ показывает, что в результате неблагоприятных условий жизни и неадекватного воспитания вытеснению в сенситивные периоды онтогенеза подвергались не только социально неприемлемые, с точки зрения родителей, черты характера и паттерны поведения ребенка, но и необходимые для развития индивида способности. Следствием чего является то, что в стрессовых ситуациях девочка-подросток не может полагаться на свои внутренние резервы, так как они для нее недоступны. Это порождает избегающее или неадекватное ситуации поведение. Потеря контроля над проблемой стимулирует регрессивное, снимающее ответственность, зависимое поведение. В результате психологическое развитие ребенка останавливается и даже оборачивается вспять. Имевшее место в анамнезе жесткое подавление любых форм протеста и агрессии в онтогенезе исключает возможность конструктивного ее использования для девочек данной группы. Весь гнев и агрессия, контролируемые «замещением» направляются не на исправление существующего положения, а на более слабый объект, которым все чаще становиться сама девочка. Практически каждый адаптационный акт для нее становиться неуспешным, самоуничижающим и снижающим самооценку, что требует еще более активного использования «вытеснения». Интенсивно функционирующая «проекция» приписывает вытесненные недостатки, слабости, чувства, желания и страхи окружающим, а «реактивное образование» создает иллюзию обладания противоположными вытесненным качествами. В результате у девочки формируются сверхценные идеализированные представления о себе, которые активно оберегаются или полным отрицанием противоречащей этим представлениям информации или различными оправдывающими рационализациями. Указанная структура стиля защиты девочек с ХЗ блокирует осознание своей болезни, однако позволяет безошибочно идентифицировать ее у других.

Таким образом, адаптационную систему подростка группы ХЗ можно сравнить со средневековой крепостью, попасть в которую можно только с помощью терпеливой осады или военной хитрости. Простое информирование с целью переучивания или рациональная психотерапия – неэффективны, поскольку могут восприниматься как нападение и вызвать еще большее сопротивление в виде обострения аффективной патологии. Как показало наше исследование, наиболее эффективными для этой цели являются психотерапевтические техники, направленные на стабилизацию эмоционального фона.

к.м.н. В.В.Ветюгов, Худяков А.В.

Вестник Ивановской медицинской академии – Специальный выпуск – Иваново. – том 16. – 2011. - С. 57-58

© 2013  Владислав Ветюгов. Психотерапевт.