Коморбидность и аддиктивный потенциал рискованного поведения (обзор)

Подростковый период является наиболее сложным в человеческой жизни. Спонтанно совершенные подростком поступки или осознанно принятые им однажды решения часто имеют фатальные последствия для всей его последующей жизни. Как отмечают исследователи, самые существенные угрозы умственному и физическому благополучию подростков возникают не по естественным причинам, а из-за опасных действий, в которые они охотно вовлекаются (Ozer E. et al., 2002). Широкий спектр таких действий объединяют понятием рискованного поведения, среди отрицательных последствий которого алкогольная и наркотическая зависимость, социальная дезадаптация, лишение свободы, травмы, инвалидность, смерть (Arnett J., 1999). Динамика рискованного поведения имеет перевернутую U-образную связь с возрастом, нарастая от раннеподросткового к среднеподростковому периоду и уменьшаясь от позднеподросткового периода к юности (Cauffman E. et al., 2010). Риск в подростковом возрасте может удовлетворять многим целям: получению одобрения со стороны сверстников, росту самоуважения, умению справлять-ся с фрустрацией и принимать независимые решения, установлению иден-тичности, созданию автономии от родителей и т.д. (Muuss R. E., Porton H. D., 1998). Ученые акцентируют внимание на том, что данное поведение для подростков обычно (Casey B. J. et al., 2008; Steinberg L., 2008) и закономерно, поскольку наблюдается также среди животных, и следовательно, имеет определенное эволюционные значение (Spear L. P., 2003).

Отличительной особенностью рискованного поведения является одновременное наличие высокой субъективной желательности и высокого потенциала повреждения (Geier C., Luna B., 2009). Уязвимость подростков к таким формам поведения связывают с неравномерностью развития мозговых структур. Если созревание социоэмоциональной системы (Steinberg L., 2007), обрабатывающей социальную и эмоциональную информацию, происходит в ускоренном темпе, то управляющие предотвращением вреда центры когнитивного контроля развиваются медленно, и окончательно формируются лишь на третьем десятилетии жизни человека (Steinberg L., 2007; Ernst M. et al., 2005). Однако, это не означает, что подростки хуже, чем взрослые понимают риск или оценивают его последствия (Cauffman E., Steinberg L., 2000, Reyna V. F., Farley F., 2006). Бурное развитие социоэмоциональной системы обуславливает более высокую эмоциональную возбудимость подростков и более высокую их подверженность социальному влиянию (Steinberg L., 2007). Отсюда уязвимость к опасным действиям в подростковом периоде не столько связана с когнитивной состоятельностью, сколько с эмоциональным принятием решения (Cauffman E., 2010), особенно, если принятие риска происходит в такой социальной ситуации, как присутствие сверстников (Steinberg L., 2007). Согласно исследованиям, различия между подростками и взрослыми появлялись даже в лабораторных условиях, если в задачи по принятию решения вовлекался эмоциональный стимул, такой как риск и награда (Gardner M., Steinberg L., 2005), а присутствие сверстников увеличивало число принятий риска подростками более чем в два раза (Steinberg L., 2007).

С развитием социоэмоциональной системы связана усиленная активация дофаминового обмена в подкорковых центрах награды, которая стимулирует привлекательность необычных и немедленно захватывающих событий (Chambers R. A. et al. 2003; Spear L. P., 2000). Изменения в деятельности до-фаминэргической системы обуславливает выраженность такой черты, как поиск новых ощущений (Schultz W., 2002; Zald D. H. et al. 2008). Подростки с высоким уровнем потребности в новизне не боятся рисков и с нетерпением ждут их (Arnett J., 1992), что при определенных условиях может послужить основой для формирования выраженного влечения к определенным видам деятельности. Последующее снижение в позднеподростковом периоде дофаминового обмена чревато развитием «синдрома дефицита награды» и появлением, в связи с этим, необходимости в дополнительной стимуляции для получения того же уровня удовлетворения (Spear L. P., 2003). Как известно, нарушение функции катехоламиновой системы, в частности дофаминовой регуляции, сейчас рассматривают в качестве основного звена в механизме развития всех наркологических заболеваний (Иванец Н.Н. и соавт., 2006). Данные изменения ставят подростка в особую зону патогенетической предрасположенности к аддиктивным расстройствам. Так, например, знакомство с алкоголем в 13-14 лет создает вероятность развития зависимости от ПАВ в 9%, в то время как в 19-20 лет только в 1%. (Simkin D. R., 2008).

Многочисленные исследования показывают, что рискованное поведение редко встречается отдельно, и разные типы опасного поведения проявляют по отношению друг к другу выраженную коморбидность (Muuss R. E., Porton H., 1998; Flisher A. J. et al, 2000; Baskin-Sommers A., Sommers I., 2006). Знакомство с одним видом рискованного поведения с высокой степенью вероятности приведет в будущем к присоединению других, часто представляющих еще большую угрозу здоровью подростка (Brener N. D., Collins J. L., 1998, Simkin D. R., 2008). Как отмечает Ellickson P.L. et al. (2001), раннее экспериментирование с табаком в 3 раза увеличивает вероятность того, что к началу юности подросток будет регулярно употреблять марихуану, тяжелые наркотики, продавать наркотики, бросит школу, будет иметь опыт ранней беременности и раннего статуса родителя, а также совершит кражу или насилие. И хотя большинство подростков в конечном итоге участвуют в каком-либо типе опасного поведения, результаты редко бывают пагубными (Muuss R. E., Porton H. D., 1998). Степень опасности рискованного поведения, его множественность и хронизация, согласно исследованиям, во многом зависит от выраженности у подростка психологических и психопатологических проблем (Tubman J. G. et al., 1996; Flisher A. J et al. 2000; Viner R. M. et al. 2006). D. R. Simkin (2008) указывает на то, что нелеченные в подростковом возрасте коморбидные расстройства являются одним из серьезных факторов способствующих как рискованному поведению, так и тяжелой форме аддикции. Оставленный без внимания синдром дефицита внимания и гиперактивности в 2 раза увеличивает вероятность развития наркологических расстройств (Simkin D. R., 2008).

Таким образом, благодаря биологическим, психологическим и социальным особенностям подросткового периода любое совершенное подростком рискованное действие может сыграть роль пускового механизма для развития аддиктивных расстройств как химической, так и не химической природы. Поэтому профилактика рискованного поведения, является, пожалуй, наиболее эффективным средством их предупреждения. Однако, учитывая происходящие в подростке изменения, она должна быть хорошо организована по многим направлениям с привлечением специалистов из разных ведомств. К сожалению, это требует больших расходов и реального постоянного внимания со стороны государства, а не декларативных заявлений. Нетрудно заметить, что внимание со стороны государства к психическому здоровью детей и подростков становится все более и более формальным, а благодаря СМИ многие чрезвычайно опасные для здоровья и жизни риски превращаются для подростков в социально приемлемые и романтически привлекательные. Например, за последние несколько лет приобрели большую популярность среди подростков такие виды опасных «развлечений», как «шоплифтинг» (кражи в магазинах), «зацепинг» (катание на подножках, поручнях и крышах электропоездов) и прогулки по крышам высоток.

 

В.В.Ветюгов

Материалы межрегиональной научно-практической конференции «Коморбидные заболевания в аддиктологии»/ под общей редакцией профессора А.В.Худякова– Иваново. – 2011. – 62 с. – С 6-11.

 

Список литературы

 

1. Иванец Н.Н., Тюльпин Ю.Г., Чирко В.В., Кинкулькина М.А. Психиат-рия и наркология: учебник. – М.: ГОЭТАР – Медиа, 2006. – 832 с.

2. Arnett J. Reckless behavior in adolescence: A developmental perspective // Developmental Review. - 1992. - 12(4): 339–373.

3. Arnett J. Adolescent storm and stress, reconsidered // American Psychologist. - 1999. - 54(5): 317-326.

4. Baskin-Sommers A., Sommers I. The co-occurrence of substance use and high-risk behaviors //Journal of Adolescent Health. – 2006. – 38(5): 609-611

5. Brener N. D., Collins J. L. Co-occurrence of health-risk behaviors among adolescents in the United States // Journal of Adolescent Health – 1998. - 22(3): 209-213

6. Casey B. J., Jones R. M., Hare T. A. The adolescent brain// Annals of the New York Academy of Science. – 2008. - 1124: 111–126

7. Cauffman E., Steinberg L. (Im)maturity of judgment in adolescence: Why adolescents may be less culpable than adults// Behavioral Sciences & the Law. – 2000. - 18(6): 741–760

8. Cauffman E., Shulman E. P., Steinberg L., Claus E., Banich M. T., Graham S., Woolard J. Age Differences in Affective Decision Making as Indexed by Performance on the Iowa Gambling Task// Developmental Psychology. - 2010 - 46(1): 193–207

9. Chambers R. A., Potenza M. N., Taylor J. R. Developmental neurocircuitry of motivation in adolescence: A critical period of addiction vulnerability //American Journal of Psychiatr. – 2003. - 160: 1041–1052.

10. Ernst M., Pine D. S., Hardin M. Triadic model of the neuro biology of motivated behavior in adolescence// Psychological Medicine. - 2005. – 35: 1–14.

11. Fischhoff, B., Parker, A. M., Bruine de Bruin, W. N., Downs, J., Palmgren, C., Dawes, R., et al. Teen expectations for significant life events// Public Opinion Quarterly. - 2000. - 64(2): 189–205.

12. Flisher A. J., Kramer R.A., Hoven C. W., King R. A., Bird H. R., Davies M., Gould M. S., Greenwald S., Lahey B. B., Regier D. A., Schwab-Stone M., Shaffer D. Risk Behavior in a Community Sample of Children and Adolescents// Journal of the American Academy of Child & Adolescent Psychiatry. - 2000. – 39(7): 881-887

13. Gardner M., Steinberg L. Peer Influence on Risk Taking, Risk Preference, and Risky Decision Making in Adolescence and Adulthood : An Experimental Study// Developmental Psychology. - 2005. - 41(4): 625–635

14. Galvan A., Hare, T., Voss, H., Glover, G., & Casey, B. J. (). Risk-taking and the adolescent brain: Who is at risk? // Developmental Science. - 2007. – 10:8–14.

15. Geier, C., & Luna, B. (). The maturation of incentive processing and cognitive control // Pharmacology, Biochemistry and Behavior. - 2009. – 93: 212–221.

16. Irwin C. E., Igra V., Eyre S., Millstein S. Risk-taking behavior in adolescents: The paradigm. In M. S. Jacobson & J. M. Rees et al. (Eds.), Adolescent nutritional disorders: Prevention and treatment. N. Y.: New York Acad-emy of Sciences . – 1997. - Р. 1-35.

17. Muuss R. E., Porton H. D. Increasing risk behavior among adolescents. In R. E. Muuss & H. D. Porton (Eds.), Adolescent behavior and society. N. Y.: McGraw Hill. - 1998. - Р. 422-431.

18. Ozer E. M., Macdonald T., Irwin C. E., Jr. Adolescent health care in the United States: Implications and projections for the new millennium. In J. Mortimer & R. Larson (Eds.), The changing adolescent experience: Societal trends and the transition to adulthood. N. Y.: Cambridge University Press. – 2002. - Р. 129 –174.

19. Reyna V. F., Farley F. Risk and rationality in adolescent decision making: Implications for theory, practice, and public policy // Psychological Science in the Public Interest. - 2006. - 7(1): 1–44.

20. Simkin D. R., Neurobiology of Addiction and the Adolescent Brain // The joural of global drug policy and practice. - 2008. – 2(2)/ http://www.globaldrugpolicy.org/previous.php

21. Spear L. P. The adolescent brain and age-related behavioral manifestations// Neuroscience & Biobehavioral Reviews. - 2000. - 24(4):417-463.

22. Spear L. P. Neurodevelopment during adolescence. In D. Cicchetti & E. Walker (Eds.), Neurodevelopmental mechanisms in psychopathology N. Y.: Cambridge University Press. - 2003. – Р. 62-83.

23. Steinberg, L. A social neuroscience perspective on adolescent risk-taking // Developmental Review. - 2008. - 28(1): 78–106.

24. Steinberg, L. Risk taking in adolescence: New perspectives from brain and behavioral science // Current Directions in Psychological Science. – 2007. - 16(2): 55–59.

25. Schultz W. Getting formal with dopamine and reward // Neuron. - 2002. - 36: 241–263.

26. Zald D. H., Cowan, R. L., Riccardi, P., Baldwin, R. M., Ansari, M. S., Li, R., et al. Midbrain dopamine receptor availability is inversely associated with novelty-seeking traits in humans // The Journal of Neuroscience. -2008. - 28: 14372–14378.

27. Tubman J. G., Windle M., Windle R. C. Cumulative sexual intercourse pat-terns among middle adolescents: Problem behavior precursors and concur-rent health risk behaviors // Journal of Adolescent Health. - 1996. – 18(3):182-191

28. Viner R. M., Haines M. M., Head J. A., Bhui K., Taylor St., Stansfeld St. A., Hillier Sh., Booy R. Variations in associations of health risk behaviors among ethnic minority early adolescents // Journal of Adolescent Health. – 2006. - 38(1): 55.e15-55.e23

 

© 2013  Владислав Ветюгов. Психотерапевт.